Сказка о драконе

В сентябре 2009 года дней пять я  жене высказал некоторые свои мысли. Пытаясь смягчить суть и сделать ее, как мне казалось, более понятной, я как всегда прибег к сравнениям, метафорам и иносказаниям. Через пять дней жена мне показала сказку, которая меня просто очаровала. Я не мог не сделать к ней обложки:

Настоящему президенту России Дмитрию Медведеву посвящается.

Эта сказка не на славу
В ней о боли и о горе,
Я поведаю вам правду
Об огромнейшем драконе

Если мы глаза закроем,
Значит, видеть перестанем,
Но от этого в драконе
Меньше гадости не станет.

Если мы закроем уши,
То о многом не услышим,
Но не станет век минувший
Ни спокойнее, ни тише.

Если мы в глубоком море
Утопить сумеем память,
То не знать о злом драконе
Сможем мы себя заставить.

Но к чему бояться сказок?
Сказки – буквы на бумаге
И картинки милых книжек
Что живут все детство с нами.

В сказках зло всегда слабее,
А добро вовеки право,
Честь бессмертнее кащея
И любовь дороже злата.

Сказки – это совершенство,
В них и знание и сила,
И поэзии блаженство,
И религия едина.

Можно сказки славить боле,
Всем они доступны людям.
Мы хотели о драконе,
Вот о нем писать и будем.

Глава 1.

На Земле, а, может, в небе
В незапамятные века
Создал бог две твари в гневе:
Ящера и человека.

Ящер ползал по вулканам,
Прячась в камнях безопасных
За огромным океаном,
От людей таясь всечасно.

Был он скользкий с чешуею,
Что от лавы защищала
И под утренней зарею
Серебром в воде играла.

Может, он питался рыбой,
Или, может, ждал и слушал,
Чтобы зверь какой пугливый
Заглянул к нему на ужин.

Человек – другое дело,
От кого ему таиться,
На зеленых жил равнинах,
У ручьев искал водицы.

Ел плоды с садов обильных,
Мясо жарил ради скуки,
Потому как скот умильно
Сам ему давался в руки.

Лес давал себя для крова,
Камень дал топор и стены,
Мир признал его достойным
Повелительным и первым.

Нет ни в чем ему отказа.
Сеет, – хлеб растет рядами.
Пашет, - овощи в корзины
Собираются горами.

Руки – есть почти что чудо.
Нужно только их приложить,
Все берется ниоткуда,
Все становиться возможным.

Создаются пирамиды,
Вырастают стены храмов,
И сады Семирамиды
Расцветают виноградом.

Все для жизни изобильной
У него на свете было.
И плодился род всесильный,
И земля его любила.

Прямо скажем, совершенно
Человек с Землей сливался.
Верно, мастер даже в гневе,
Необычно постарался.

А в вулканах возле жерлов,
Те покуда не остыли,
Самки ящеров пещерных
Свои яйца отложили.

Не скажу, чтоб было много
Этих отпрысков ползучих.
Не скажу, чтоб род змеиный
Был счастливым и везучим.

Все, скорее, по другому,
Змий огромен и зловреден.
Человек назвал драконом,
Как то вскользь его приметив.

Изумительный в полете,
В чешуе сверкает солнце,
Кружит он под небосклоном,
Только в руки не дается.

А когда Земли коснется,
Словно дерево в доспехах,
Уж куда ему тягаться
С грациозным человеком.

Не поймешь, где торс где брюхо,
Хвост змеиный с чешуею.
Как диковинная муха,
Цвет сливается с землею.

Вместо рук и ног отростки
С длинноострыми когтями
Он имел, не мог похвастать
Сими страшными культями.

Ни на что они не годны:
Ни взрастить и не построить.
Только челюсти огромны,
Чтоб живьем добычу лопать.

Зубы страшные кривые,
Глазки свет дневной боятся.
Как таким он мог доныне
На планете задержаться.

Разве, что имел способность,
В удивление нам с вами,
В этот свет с тремя родиться
Или боле головами.

И лишить главы дракона
Было вовсе невозможно:
Отруби, - и в этом месте
Две родятся непреложно.

Да, и век дракона долог,
Он растет и не стареет.
А убить его возможно,
Если кто ни будь посмеет.

Человека век – столетье,
А порой еще короче.
И убить его не сложно,
Если кто ни будь захочет.

Жизнь свою он ценит мало,
Хоть и очень ей гордится,
Для него она – забава
В силе с равными сравниться.

И течет без промедленья
Век его для этой цели, -
С поколенья в поколенье
Выясняют, кто сильнее.

А зачем, когда природа
Подарила кров с едою
Для всего людского рода
Между небом и землею.

Глава 2.

Жизнь – обычное явленье,
У нее свои законы.
С поколенья в поколенье
Жили люди и драконы.

Люди строили, сажали,
Убирали и растили,
Каждый день преумножали,
И богаты этим были.

А дракон, проголодавшись,
Налетал на их селенья,
Резал скот за лето дважды
И не ждал сопротивленья.

Уговор такой безмолвный.
Всех устраивал порядок.
Кто ж пойдет рубить дракона
Из-за дюжины теляток.

Если ж вдруг драконье племя
Род не в меру размножало,
И набегами своими
Государя раздражало,

То правитель громогласно
Рассылал гонцов в дорогу.
Много витязей прекрасных
Находилось на подмогу.

Шли герои в бой с драконом.
Много их не возвращалось,
Но набегов беспокойных
С каждым разом убавлялось.

И в тот день, как витязь сильный
Приносил драконью тушу,
Сам явившись невредимый,
Все его хвалили дружно.

Злой дракон тогда надолго
Забывал селенья грабить,
Он таился одиноко
И не смел совсем буянить.

В тишине и благодати
Пролетали многи годы
До поры пока дитяти
Подрастали у дракона.

А потом опять по нове
Начинал он жечь селенья.
И могучий новый воин,
Приложив свое уменье,
Протыкал его кинжалом,
Кровь сердечную пуская.

Кто, не знаю, правил балом,
Только жизнь была такая.

Глава 3.

Солнце стало над Землею.
Теплый воздух почву греет.
Ходит пахарь за сохою,
Девка зерна в землю сеет.

Все идет своей чредою,
Края нет земле просторной,
Всех она кормит собою,
Всем дарует мир огромный.

Для любого Солнце встало,
Каждый царь в своем хозяйстве.
Только людям это мало, -
Человек желает власти.

Он дитя совсем не злое,
Но устроен так природой,
Чтоб желать всегда чужое,
Дорожа своей свободой.

Он прекрасно понимает,
Что не нужно изобилья,
Что насытиться возможно,
Сделав меньшие усилья.

Только что то в нем такое,
Что не думает смириться,
Не дает ему покоя,
Заставляет мозг резвиться.

Заставляет ежечасно
Демонстрировать другому,
Что достоин он прекрасно
Быть воспет подобно богу.

Ум стремится к почитанью,
Сердце жаждет превосходства.
Видно, это наказанье
Создал бог взамен уродства.

Каждый взять стремился боле,
Чем ему на деле надо.
В результате, на просторе
Места уж не всем хватало.

Разделили человеки
Все огромное пространство,
Начались у них набеги
С одного в другое царство.

Появились господины
Наделенные дарами.
Кто не смог ровняться с ними
Получились бедняками.

И ничто нельзя поделать
Каждый хочет править троном,
Всем нужно тупое кресло
В мире сытом и огромном.

Жажда власти – грех врожденный,
Но не так он людям страшен.
Давит мозг изнеможденный
На того, кто чем то важен.

В ход идут любые средства,
Из доступных господину,
И плевать, на то, что лестно,
И плевать, на то, что мило.

Так однажды злой правитель,
Чтобы не расстаться с троном,
Заключить задумал сделку
С огнедышащим драконом.

Он решил, раз ящер страшен,
И его боятся люди,
То на службе будет важен
И охраной вечной будет.

Нет прекраснее закона,
Будут витязи в опале.
И не нужно бить дракона,
И целее будем сами.

Он решил, и в путь дружину
Снарядил в большую гору
Не на смертную кончину,
А на договор к дракону.

Не в мешке и не на коле,
Не помяв щиты и латы,
Привели по доброй воле
Змия в царские палаты.

Удивлен дракон немало
Посетить царя визитом.
Прямо под ноги упало,
То, что взять не мог он силой.

И про волю господина
Зачитали речь дракону,
И указ они едино
Подписали по закону.

Глава 4.

Вот дракон, скажу не скрою,
При его при всем коварстве,
Стал блюсти господску волю
И порядок в государстве.

Стал следить за всем и всюду,
Вроде все не так уж плохо,
Власть царю, порядок людям.
Но не спит драконье око.

Зрит и видит, где бы лестью,
Где интригой, где доносом,
Отплатить жестокой местью
Многолетнее затворство.

Зрит, как сытым быть всечасно,
Как свое упрочить место.
Злость, продажность и коварство
Служат личным интересам.

Мирно Солнце в небе светит,
Греет Землю аккуратно.
Год сменяет год. Столетья
Пролетают безвозвратно.

Господин за господином
Чередуются на троне,
Ходят войны след за миром.
Мы ж продолжим о драконе.

Люди мирятся ль, дерутся, -
Для дракона все едино.
Пусть другие в войнах бьются,
Он в тылу у господина.

Он к нему не подпускает
Никого. Тут всякий лишний.
И спокойно отжимает
Для себя послаще пищу.

Стал он жирный, кожа бела,
Всем заметно и известно,
Как его погано тело
Расползается по креслам.

Прихватил везде, зараза.
Вроде правильно и тихо,
Вроде страж у государства,
А на деле просто лихо.

Ничему не даст свободу,
Мзду за это не имея.
И несет народ дракону,
Разгневить его не смея.

А кто смел, - мечом по шее, -
Пасть бездонная слетает,
Да куда! – еще скорее
Две на месте вырастают.

А дракону то и надо,
У него свои порядки.
Он любовь питает к гадам,
Остальные поросятки.

Ящер жаждет, чтобы каждый
Нес ему дары смиренья,
Чтобы не было отважных,
Чтобы правило сомненье.

Змию сладко и привольно,
Если все вокруг преступны,
Он таких прижмет спокойно,
Если вдруг покажут зубы.

А вот с праведными хуже,
Те для змия нежеланны,
Прожужжат ему все уши,
Пока вникнут, что бесправны.

И совсем ему не нужно,
Чтобы кто то был героем,
Тут шипи башками дружно,
А решится дело боем.

Драться плохо змий умеет,
Для него бои – страданье,
Трудно выбрать, что за шею
Отдавать на отрубанье.

Он совсем не станет драться,
У него другая сила:
Долго будет прикрываться
Личной властью господина.

Будет вас травить усердно
Голова за головою,
И затравят постепенно
Огнедышащей толпою.

Змий всеведущ, он решает
Что полезно, что не стоит.
Он кому то разрешает,
Если счел, что тот достоин.

Он дарящего возвысит,
Он покорного задавит,
Он свои законы мыслит,
Он свои решенья славит.

Кто теперь страною правит?
Может, царь в своем бахвальстве?
Может бог народец травит?
Нет! Дракон при государстве.

Он огромный многоглавый,
Столько в жизни не присниться,
Гад зловонный и лукавый.
И сам царь его боится.

Поделом царю и надо,
Всякий жнет, чего посеял.
Захотел добра и злата? -
Получил в нагруз злодея.

Отстранился от народа?
Выжил витязей из царства? –
Получил взамен дракона,
И к нему попался в рабство.



Весь земной теперь порядок
Изменился. В кои века
Стал дракон цветаст и ярок
Заслонивши человека.

И подумать невозможно,
Облик змия стал престижным.
Все стремятся к блеску кожи,
Дар работать вышел лишним.

Все поют хвалу коварству,
Воровство – святое слово,
По всему большому царству
Преступление законно.

Змий работать не способен
И другим не дал, паскуда.
Только хлеб пушист и сдобен
Не берется ниоткуда.

Люд не сеет и не пашет,
А хватает друг у друга.
Кто нахапал, вышел важен,
Кто не смог, считай, придурок.

Нет, Земля скудней не стала,
И она кормить готова,
Но работать стало мало,
А покушать всем охота.

Обнищали человеки,
Нету хлеба, нету крова,
Не кончается вовеки
Власть проклятого дракона.

Уж и витязи рождались,
И по головы ходили,
Вдвое пасти размножались,
Только витязей убили.

Было сердце у дракона,
Может, где оно осталось,
Только сверху жира тонны
За столетье понабралось.

Не страшны ни меч, ни сабля
Многоглавому тирану,
Даже пушка не достанет,
Невозможно сделать рану.

Жалко витязей достойных,
Честь героям, слава бедным.
А дракон живет спокойно,
Возомня себя бессмертным.

Позабыл дракон полеты,
Не подняться твари в небо.
У него одни заботы:
Повонять и пообедать.

Никакая тварь на суше
Без еды не выживала,
А кормить такую тушу
Очень много пищи надо.

Вот дракон и тянет с люда,
Нищетой его пускает.
С каждым днем скудеет блюдо,
А дракон все пожирает.

И, садясь на корм на скудный,
Голова винит другую.
Знать, дракон не очень умный,
Раз не видит связь простую.

В том дракона наказанье:
Так коряво и нелепо
Голова главу кусает
Посреди большого тела.

Друг у друга рвут зубища,
Ухватив кусок поболе,
Хотя равно эта пища
Будет гнить в одной утробе.

Глава 5.

Люди видят избавленье:
Сам себя сожрет, скотина,
И тогда они решенье
Переменят господина.

Только долог век дракона.
Кто из них дождаться сможет?
Вот и просят люди бога,
Пусть им господи поможет.
Категория: Творчество | Добавил: ShahOFF (19.11.2011)
Просмотров: 788 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]