13:42
Мысли маленького человека: Психология сетевой толпы.
К данной мысли я шел довольно долго. Примерно с 2005 года, наши изыскания с этого времени успели во многом устареть и стать «не совсем или совсем не» актуальными. Только работы 2017 – «Информационная справка. (о начале разработки проекта «Игры Фантазии»)», 2018 – «Провинциальный взгляд на дополнительное образование», 2020 – «Удаленное обучение. Проблемы образования», по моему мнению, еще не устарели, и нынешняя мысль опирается на эти предыдущие выводы. Итак, мысль:

Еще в середине прошлого века теоретики, психологи, философы, а за ними литераторы предсказывали фантастические времена, когда избыток информации, хаотичное ее распространение и использование, нехватка воображения и фантазии, приведет к государственному (а сейчас уже ясно, что к корпоративному) сдерживанию, контролю и противодействию свободного распространения информации и знаний. Творческий потенциал станет главнейшим стратегическим ресурсом, и общество или корпорации, нашедшее эффективный способ его выявления, развития и использования станут абсолютно доминировать во всех аспектах миропорядка, психологическом, техническом, социальном, экономическом, фактически диктуя условия жизни, устройства и развития всем остальным.
Что же произошло.
С одной стороны, простейшее применение «нейролингвистического программирования» (хоть термин и считается антинаучным, принцип приемлем, как обозначение комплекса мер и технологий), дискредитация или прославление любого субъекта методом моделирования внешнего вида, динамики движения, вербального и невербального поведения на одного из персонажей системы, хорошего или плохого в зависимости от цели, создаёт «непререкаемого лидера» искусственным путем.
С другой стороны, особое построение и принцип архитектуры обмена и хранения данных, дает практически безграничные возможности для творчества и фантазии, как группы авторов, так и пользователей, многократно расширяет библиотеки знаний и данных, упрощает обмен данными и делает их эффективными и практически независимыми от любой центральной системы и полноценного контроля.
Но это не все, есть и третья сторона. Нынешний мир в течение жизни одного поколения претерпел грандиозные изменения, фактически сделавшие бесполезными знания (кроме базовых) полученные в детстве. Только творческие способности, воображение и фантазия позволили немногим полноценно существовать в нынешнем мире, при этом именно эти человеческие качества как раз и изменили мир до неузнаваемости. В течение жизни одного поколения то, что считалось фантастикой и сказкой, приобрело реальные формы и стало повседневной жизнью. Обыденностью стали уже не сами изменения, а все нарастающие темпы, с которыми они происходят. В наше время практически стерлась грань между воображением и реальностью, личные электронные гаджеты и устройства фактически срослись с личностью, став неотъемлемой частью любого психологического процесса.
Именно эти стороны процесса порождают самую страшную угрозу современного общества - процветающий «информационный псевдодебилизм». В отличие от клинической дебильности у псевдодебильности есть одно позитивное свойство: клинического дебила никак и ни при каких обстоятельствах нельзя заставить думать сложнее — само состояние его мозга не предполагает формирования сложных интеллектуальных объектов, а мозг информационного псевдодебила сохранен, в принципе, его мозг можно натренировать и восстановить.
Обществу давно уже нужно было понять угрозу, которую представляет собой эта новая гиперинформационная среда, понять и начать работу над способами самозащиты, то есть заняться подлинной информационной безопасностью. Сейчас есть обоснованные прогнозы, что «машины» к 2029 году начнут справляться с «тестом Тьюринга», а вот люди уже сейчас зачастую его не проходят. Уже давно нужно было изменить и переформировать основные представления и понятия в психологии, культуре, образовании, воспитании, экономике.
Но общество не поняло, не подготовилось и, возможно, уже опоздало. Уже явно возникают «вирусные» тенденции, когда «информационный псевдодебилизм» агрессивно сопротивляется любому воздействию, одновременно наращивая объемы распространения в застойной, фактически «мертвой» среде. Посредством социальных сетей, рекламы и казино, через часто используемые инструменты класса «Гамельнский крысолов», «Охота на покемонов» и «Синий кит» (даже в форме городской легенды) и подобных, общество пришло к современным многопользовательским играм, несущим достаточно сильную идеологическую нагрузку, прощупываются возможности и нарабатываются методики влияния.
Пока еще многопользовательские игры, эффективно модулирующие и заменяющие реальность, относятся к будущему. Хотя Китай обещал запустить квантовый компьютер уже к 2022 году, а мощностей подобных технологий с излишком хватит на создание реальности даже превосходящей нашу. Не сомневайтесь, фантазеры, спонсоры и исполнители найдутся раньше возникновения реальных возможностей.
На данный момент наибольшую проблему создают псевдо социальные сети. На заре информационных технологий социальные сети были призваны дать возможность анонимного индивидуального самовыражения (скорее всего они и задумывались таковыми). Впоследствии, по мере коммерциализации поисковиков и применения технологий влияния на выбор пользователя, их роль сместилась, а потом и свелась к авторитетным рекомендациям лучших ресурсов. Но авторитеты были размыты, произошло внутреннее слияние поисковиков, информационных ресурсов и социальных сетей в коммерческие глобальные корпорации. Тысячи ссылочных сервисов, сетей коротких сообщений, мессенджеров, хостингов фото и видео, феномен цифровой амнезии (эффект Google), превратило сеть в огромную зону (Пикник на обочине) со своими «стакерами и контрабандистами». Что в свою очередь породило новый вид массы, новый вид толпы.
Что может быть страшнее «информационного псевдодебилизма», только «информационная псевдодебильная толпа» - эдакая сетевая масса, далее буду называть это Имасса.
С самого начала потребителями социальных и информационных сетей были молодые люди. Фактически возникла новая среда чуждая старшему поколению (кроме тех, кто ее создал). Нынешнее старшее поколение это первые молодые потребители этой среды. Именно дети и подростки, всегда имеющие потребность в познании и творчестве, жаждали максимально реализовать себя в ближайшем будущем, как можно быстрее самоопределиться в возникшей новой среде и стать личностью. При этом сама информационно-коммуникационная среда, в которую современные дети и подростки интегрируются с очень раннего возраста, которая растет и развивается сверхбыстрыми темпами, навязывает им стиль жизни и временные рамки самореализации. На данный момент нет возможности и способа оградить человечество от влияния виртуального информационного мира не разрушив информационную среду, от которой уже на прямую зависит процветание и благополучие общества. Нет возможности и способа оградить этих людей от устройств и гаджетов не повредив психики, не разрушив их привычной среды знаний и навыков. В результате, уже в раннем возрасте интуитивно, а в подростковом возрасте осознано дети понимают, что современный путь к успеху, благополучию и процветанию лежит через информационные сети и коммуникационные устройства. Поняв, начинают мечтать и грезить об этой деятельности, самостоятельно, бесконтрольно искать информацию и знания для осуществления своей мечты. Как результат этих хаотичных поисков получают, в том числе, терабайты информационного мусора, меняясь и истощаясь психологически, интеллектуально, морально и даже физически.
Сама психология Имассы не сильно отличается от психологии описанной ранее многими, начиная с великих, с книг Г. Лебона - Психология народов (Les Lois Psychologiques de l'Évolution des Peuples (1894)) и Психология масс (La Psychologie des Foules (1895)), до Ноам Хомский - Создавая будущее: Оккупации, вторжения, имперское мышление и стабильность (Making The Future. Occupations, Interventions, Empire and Resistance (2015)). Но я бы не был собой, а тем более не посмел бы называться маленьким человеком, если бы не возжелал высказать собственное мнение. И, как всякий маленький человек, я просто возьму тезисы основателей и добавлю к ним собственные. Скажите, что похоже на явный симптом «информационного псевдодебилизма», так я и не отрицаю. Большинство современного общества, так или иначе, страдают от него. Исключить можно только больных настоящей формой дебилизма и людей имеющих высочайший уровень доступа к информации или выдающиеся таланты. Последние две категории исключаем ввиду их «оторванности» от реальности вообще, по этой же причине сюда можно отнести глубоких стариков и людей, не имеющих доступ к информационным сетям априори (хотя им все еще предстоит). Эта зараза похуже любого коронавируса. Первый существует давно и течет вяло, успел поразить до 30% минимум, второму год, агрессивен, поразил пока менее 1%, а вот какой из них опасней покажет время (по моему мнению, пока ничья).

Итак, психология Имассы в тезисах:

- Толпа - Лебон описывает состояние, в котором находится личность в толпе как резкое снижение критичности мышления, самостоятельности и ясности мысли. Человек в толпе теряет осознание и способность к рассуждению, им двигают одни только эмоции и настроения. Личность в толпе фактически перестает существовать, растворяясь в неком коллективном сознании, которое по своей природе нестабильно.
В Имассе отличия в следующем – личность присоединяется к близкому по духу коллективному сознанию, видоизменяется под него, приобретая некую форму нового существования, тем самым, придает стабильность всей массе. Разрыв между ними всегда чреват психологическими травмами той или иной степени.

- Толпа - способна воспринимать только образы, причём, чем ярче образ, тем лучше восприятие. Чудесное и легендарное воспринимается лучше, чем логичное и рациональное.
В Имассе отличия в следующем – принимаются только визуальные легкие, выдуманные и лживые образы, все что может вызвать любое обоснованное сомнение или мыслительный процесс отторгается сразу.

- Толпа - Грани ответственности в толпе стираются, личность анонимизируется, что дает ощущение вседозволенности и безнаказанности.
В Имассе отличия в следующем – полное отсутствие обратной связи «акцептора результатов действия» (теория функциональных систем), дает не просто ощущение вседозволенности и безнаказанности, возникает полная неоспоримая уверенность в последнем, согласно принятой терминологии «режим бога».

- Толпа - «Мы хотим этого здесь и прямо сейчас». Чем абстрактнее желаемое, тем яростнее будет желание получить это как можно скорей. Эмоциональная насыщенность желаний и размытость их содержания – два необходимых условия эффективного существования толпы.
В Имассе отличия в следующем – Здесь желаемое всегда материально, абстракция только в количественных и качественных величинах, зачастую гипертрофированных.

- Толпа - сомнений не терпит. Ключом к управлению толпой является система образов – идей, выраженных в лозунгах, которые отражают определенные коллективные потребности. Лидер толпы должен иметь способность «угадывать желания толпы» и обладать харизмой. Он реален, иррационален, и импульсивен.
В Имассе отличия в следующем – зачастую лидера просто не существует, его заменяет устойчивое простое желание, проецируемое на некий предмет или событие (библейский золотой телец). Иногда это может быть реальное лицо, без надлежащих качеств лидера, на которого проецируются это устойчивое желание (мессия), по какому ни будь незначительному признаку (смешной, красивый, модный).

- Толпа - Чувства и эмоции человека в толпе получают более выраженные формы: радость и экстаз будут настолько же экзальтированны, как ярость или гнев. Однородная толпа с легкостью способна на героическое самопожертвование, но с такой же легкостью – на преступление. Противостоять толпе может только грубая сила с вытекающими физическими последствиями.
В Имассе отличия в следующем – данная субстанция более чувствительна и эмоциональна (радость, гнев) при этом совершенно не способна на какие либо действия (героизм, преступление) вне своей среды. Противостоять имассе можно только изоляцией в реальности с вытекающими психологическими травмами.

Как и толпа, Имасса неспособна к осознанию, она бессознательна, инстинктивна и импульсивна, но в отличии от настоящей толпы совершенно нестабильна в реальности. В реальности она существует только пока сохраняет иллюзию сетевого присутствия. Т.е Имасса существует и абсолютно стабильна в цифровой среде, но ее носители все равно находятся и удовлетворяют основные физические потребности в реальности. Они просто поддерживают для себя иллюзию присутствия-отсутствия в массе, посредством гаджетов, чаще всего смартфонов. Прерывание этой иллюзии приводит к панике и психологическим травмам. Участник Имассы со временем учится находиться вне ее довольно длительное время, при этом психологическое напряжение растет с прогрессией и приводит к срыву (это как находиться под водой). Наличие реального лидера разрушает Имассу, лидер тоже всегда должен быть иллюзорен.
Как и толпа Имасса не рассуждает и не обдумывает. Она принимает или отбрасывает идеи целиком и полностью отвергает реальность. Она не переносит ни споров, ни противоречий. Рассуждения, как и в толпе, основываются на ассоциациях, но они связаны между собою лишь кажущейся аналогией и последовательностью, Имасса способна воспринимать лишь те идеи, которые упрощены до предела и сулят материальные блага.
Во всех случаях источником возникновения Имассы выступает иллюзия, рожденная индивидом благодаря более или менее смутным фантазиям или воспоминаниям. Вызванное представление становится ядром для дальнейшей кристаллизации, заполняющей всю область разума и парализующей всякие критические способности. Психологическое заражение способствует образованию особых свойств и определяет их направление. Мнения, фантазии и иллюзии распространяются толпе путем заражения. Относительно реальности Имасса всегда Конвенциональная толпа, преследующая стяжательские цели.
Имасса менее анонимна, чем толпа, так как для создания поддерживающей ее иллюзии использует персонализированные технические средства. При этом, как говорилось ранее, дает своим участникам чувство абсолютной анонимности. По большому счету Имасса огромная стабильная иллюзия в своеобразном промежуточном состоянии.
Иллюзия — разновидность ложного знания, закрепившегося в общественном мнении. Она может быть результатом обмана органа чувств.
Социальная иллюзия — своего рода эрзац-подобие реальности, создаваемое в воображении человека взамен подлинного знания, которое он почему-то не приемлет.
Цифровая иллюзия – настоящее подобие реальности, создаваемое цифровыми средствами как благополучная и безопасная альтернатива подлинной жесткой реальности.
Имасса сродни Коту Шрёдингера, мы понимаем, что кот или жив или мертв но как только мы пытаемся определить его состояние кот либо становится мёртвым, либо остаётся живым, но перестаёт быть смешением того и другого, то есть перестает быть Имассой.

Можно еще много сказать и рассуждать о информационной псевдодебильности и цифровой толпе, но даже этот эпос выходит за рамки простого мнения. При этом я прекрасно понимаю, что, возможно, вышеизложенное заинтересует психологов не столько содержанием, сколько возможностью исследования психологии автора. Впрочем, это было бы очень хорошо. В реальности, скорее всего, мало кто будет это читать по причинам объявленным выше - попросту говоря: «Слишком много букв».

Шахов Олег Юрьевич
Тольятти 2021.
Категория: Мысли маленького человека | Просмотров: 23 | Добавил: ShahOFF | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]